Главная страница » Blog » «Женя приехал на тренировку без ракеток, и я понял, что играть 5-ю встречу предстоит мне» — Чемпионат

«Женя приехал на тренировку без ракеток, и я понял, что играть 5-ю встречу предстоит мне» — Чемпионат

<ol><li>«Женя приехал на тренировку без ракеток, и я понял, что играть 5-ю встречу предстоит мне»  <font color="#6f6f6f">Чемпионат</font></li><li>«Теннис сжигал все доходы семьи». История Михаила Южного, соавтора двух российских побед в Кубке Дэвиса  <font color="#6f6f6f">Ведомости. Спорт</font></li><li>Русский теннисист Южный напился на Олимпийских играх: «Накрыло по полной программе. Водка, шампанское, анисовка»  <font color="#6f6f6f">Sport24.ru</font></li><li><strong>Посмотреть в приложении "Google Новости"</strong></li></ol>

Михаил Южный, прославивший Россию на многих крупных соревнованиях, дважды завоевавший Кубок Дэвиса, становившийся чемпионом турниров «ВТБ Кубок Кремля» и St. Petersburg Open, написал автобиографию «Точка опоры», которая выйдет в свет в издательстве ЭКСМО. Предлагаем ознакомиться с фрагментом из книги, в котором рассказывается о решающем дне финала Кубка Дэвиса – 2002 между сборными Франции и России, где победную точку поставил Михаил.

* * *

Спать я ложился, так до конца и не понимая, к чему мне готовить себя в воскресенье. И готовить ли вообще. Тем временем Шамиль Анвярович попросил своего помощника Сергея Леонюка поговорить с Кафельниковым о том, чтобы на пятую встречу, вне зависимости от исхода четвёртого поединка, выставить меня.

Всех подробностей той беседы я до сих пор не знаю. Позже Женя рассказывал в прессе, что пытался оценивать ситуацию объективно и понимал: он едва ли выдержит затяжной матч с Матье. Леонюк — опять же, по словам Кафельникова — приводил и другой аргумент. Что Женя очень много сделал на пути к парижскому финалу, и будет неправильно, если после возможного поражения все баллоны покатятся на него.

Логика в таких рассуждениях, безусловно, была. Это давно всем известно, и я могу лишь подтвердить, что без Кафельникова нам тогда ни за что не удалось бы завоевать «Серебряную салатницу». Женя действительно мечтал выиграть престижнейший трофей, которого не было в его карьере. В хорошем смысле слова это была его навязчивая идея, он часто повторял о Кубке Дэвиса в прессе, а главное — выкладывался на корте, вытягивая сложнейшие матчи и подавая всем нам пример. Я, правда, не могу назвать Кафельникова лидером раздевалки. В моём понимании это человек, который не только сам обеспечивает высокий результат и мотивирует других на его достижение, но и сплачивает команду. А это далеко не всегда одно и то же. Но вести спор не о сути вопроса, а о терминологии, то есть о том, что мы подразумеваем под тем или иным выражением, глупо. Тем более когда речь идёт о таком большом чемпионе.

«Удалось утащить кроссовки Чеснокова». Как Михаил Южный работал болбоем на Кубке Кремля «Удалось утащить кроссовки Чеснокова». Как Михаил Южный работал болбоем на Кубке Кремля

Таким образом, моё участие в пятой встрече выводило Кафельникова из-под удара и становилось беспроигрышным вариантом практически для всех. Получалось, что у Шамиля Анвяровича, учитывая известные всем проблемы Жени с ногой, просто не было иного выбора. При этом моё возможное поражение от Матье не выглядело бы позорным. На тот момент мы были примерно равными соперниками. К тому же в моей семье недавно случилось большое горе, и это в случае неудачи выводило бы меня из-под огня критики.

В воскресенье утром Женя приехал на тренировку без ракеток. Именно тогда, примерно за два часа до начала встречи Марата с Грожаном, я понял, что играть пятую встречу в любом случае предстоит мне. Шамиль Анвярович подтвердил это. И я внезапно почувствовал себя гостем большой тусовки, который весь вечер простоял где-то в углу, а под конец оказался в самом центре внимания.

Но сначала Марат сравнял счёт. Несмотря на усталость, накопившуюся за два дня, он с первых же минут подавил Грожана. Тот смог завязать борьбу лишь в третьей партии. После двух обменов подачами дело дошло до тай-брейка, и на третьем матчболе француз, принимая справа по линии, попал в трос. Эти три партии продолжались 3 часа 7 минут. Всего на одну минуту меньше, чем четыре сета Сафина против Матье, которому, как и мне, предстояло впервые за карьеру играть в Кубке Дэвиса решающий пятый поединок.

«Я хочу, чтобы ты был генералом». Борис Собкин о Михаиле Южном «Я хочу, чтобы ты был генералом». Борис Собкин о Михаиле Южном

* * *

О том, что представляет собой Поль-Анри Матье, я знал не понаслышке. Ведь во второй половине июля мы встречались в Сопоте, где я во втором круге победил примерно за полтора часа — 2:6, 6:0, 6:4. Мой ровесник, чуть выше меня. Правша с двуручным ударом слева, пожалуй, слишком перекрученным, не очень плотным и не очень глубоким, но подходящим для дальнейшего развития атаки. В первую сотню Матье пробился гораздо позднее, чем это удалось мне, всего лишь за пять месяцев до финала в «Берси». Зато осенью он выиграл 10 матчей подряд, завоевав титулы в Москве и Лионе.

Такие серии обычно добавляют уверенности. Но с точки зрения психологии между финалом рядового турнира ATP и финалом Кубка Дэвиса, который ты впервые играешь перед тысячами своих болельщиков, трудно провести какие-то параллели. К тому же Матье ко многому обязывал статус восходящей звезды. Ведь его соперником оказался не знаменитый чемпион Кафельников, а ровесник, который в рейтинге стоял на 32-м месте, всего на четыре позиции выше, чем Поль-Анри, но не считался одним из реальных претендентов на попадание в первую десятку.

Михаил Южный. Первая ракетка России Михаил Южный. Первая ракетка России

Тактический план мы, как всегда, обсуждали с Борисом Львовичем, имевшим возможность понаблюдать за французом в Москве на Кубке Кремля. Это была самая обычная установка на игру. Мы вспоминали, что справа у соперника удар посильнее. Что на брейк-пойнтах и других решающих мячах он обычно бьёт под лево. А подаёт лучше всего по диагонали в первый квадрат.

Зато с Татьяной Фёдоровной Наумко, которая тоже была рядом в Париже те несколько дней, у нас состоялся другой, необычный для меня разговор, который продолжался, наверное, минут 10. Татьяна Фёдоровна по-хорошему зомбировала меня. Она повторяла, что я всё смогу, и много других вещей, которые звучали абсолютно правильно. Татьяна Фёдоровна имела большой опыт таких психологических установок. Ведь не случайно Андрей Чесноков в 1995 году отыграл девять матчболов у Михаэля Штиха. Правда, полностью привести в порядок мои нервы она так и не смогла. Матч Сафина с Грожаном под чай и бутерброды с чёрной икрой, приготовленные мне доктором Сергеем Ясницким, я смотрел в раздевалке спокойно. А потом вернулось волнение, которое противно щекотало нервы с самого утра.

Ушёл из тенниса красиво. Михаил Южный завершил карьеру Ушёл из тенниса красиво. Михаил Южный завершил карьеру

С этим неприятным ощущением я и начинал матч. Но сначала мы в раздевалке выполнили привычный ритуал. Присели. Помолчали секунды три. Встали. И пошли. Ощущения у меня были двойственные. Я вроде бы понимал, насколько важный наступил момент, но какого-то обострённого восприятия происходящего не ощущал. И думал о том, что должен выиграть этот матч только для одного человека — папы.

* * *

А дальше случилась фантастическая победа Южного и России. Но это уже другая история.

Source: news.google.com