«Мы единая Россия», — сообщает Сергей Лавров с большого билборда. Оттуда министр иностранных дел России смотрит на красно-зеленую стелу, украшенную символикой с серпом и молотом и текстом: «Вас приветствует столица ПМР — орденононсный город Тирасполь». ПМР — Приднестровская молдавская республика, непризнанная и не отрезанная от Молдавии, но крайне близкая России.

На обратной стороне щита с Лавровым — сообщение о том, что армии Приднестровья исполнилось 30 лет (без упоминаний о российских военных, которые здесь тоже квартируют). По оба плеча от министра — заправки и автомойки «Шериф», за спиной — стадион «Шериф», где вчера главный клуб Молдавии (а точнее, Приднестровья) сотворил историю — впервые сыграл в групповом этапе Лиги чемпионов. Лавров в этот вечер был не так счастлив.

О выборах в Госдуму России (Лавров вместе с Сергеем Шойгу возглавляет список «Единой России) в Тирасполе напоминаний больше, чем хоть о каком-то футболе. Только в Екатерининском парке, недалеко от памятника Суворова я обнаружил скромную тантамареску — у нее никто не фоткался. Местные тоже удивляются затишью: о победе над загребским «Динамо» говорила вся республика.

Фанаты «Шерифа» даже звучали похожи на наших — исполняли зенитовские зяряды «Зарядим все вместе» и «Оп, давай-давай», а потом еще и зарядили «Катюшу».

«Здесь почти все то же самое, как в России. Города похожи, все на русском, еда такая же, люди выглядят так же. Для меня отличий нет», — говорил Sport24 хавбек Себастьен Тилль. Здесь нет ни слова на молдавском, в ходу приднестровские рубли, но принимают карты «Мир», а улицы с деревянными домами и бетонными пятиэтажки, пекарни, прилавки в магазинах «Шериф» неотличимы от русского захолустья. В маршрутках — реклама перевозок в Россию «в Москву и обратно» и работы в Европе, в автобусах — знакомый галдеж женщин в возрасте за свободные места. Молодые приднестровцы делились с Илье Варламовым стремлениями покинуть республику.

Тилль этой весной возился с «Тамбовом» в подвале РПЛ, а сейчас зафрахтован «Шерифом». Кроме люксембуржца Тилля в составе «Шерифа» на «Шахтер» — греки, колумбийцы, бразильцы, узбек и африканцы, в том числе малиец Адама Траоре, который забивал в четырех из пяти стадий квалификации. Траоре долго стоял на бровке перед игрой, а на 16-й минуте завершил голом первую же атаку. Добил «Шахтер» Момо Янсане, который начинал год в ФНЛ с «Нижним Новгородом».

vk.com/fcshakhtar

Ни у кого в «Шерифе» не было до того даже минуты опыта в Лиге чемпионов. Димитриос Коловас вообще не хотел оставаться в «Шерифе» по истечении аренды из «Панатинаикоса», но вдохновился прорывом команды в отборе, подписал контракт и забил «Динамо».

— До сих пор перед глазами, как налегке Траоре обогнал чудака из Загреба. А до «Шерифа» он играл во второй команде «Метца». Вся команда вообще стала намного быстрее, — рассказывает Sport24 Сергей Даду. Вы можете его помнить по ЦСКА и «Алании», а «Шериф» он застал совсем молодым — когда в конце 90-х в прошлом оперативный сотрудник Виктор Гушан вместе с коллегой по милиции развивал свою бизнес-империю и вложился в футбол.

«Гушан мечтал об этом — все то время, что я его знаю, продолжает Даду. — «Шериф» — его детище, он, как Галицкий, вкладывает в клуб свои деньги. Что мне еще в Гушане нравится — никогда не лезет к тренеру с советами, кого надо ставить, кого нет. А что закрытый характер — ну, не может человек такого полета быть простым.

Я застал время, когда Гушан еще не построил прекрасную четырехэтажную базу «Шерифа» — мы жили в гостинице при Центральном стадионе. Условия у нас были лучшие в Молдавии, это при стабильно «Зимбру», сильных «Тилигуле» и «Нистру». Правда, они один за другим закрылись».

«Шериф» — инициатор полной отмены лимита на легионеров в Молдавии. Никому больше это толком не было нужно: денег на иностранцев ни у кого просто нет. В предыдущие ограничения (трое молдаван на поле, в том числе один лимитчик моложе 21 года) «Шериф легко вписывался, но настоял на реформах.

«У нас часто шутят нет молдаван — потому «Шериф» и вышел», — говорит Sport24 бывший пресс-атташе Федерации футбола Молдавии Виктор Даги. «Сильных молдаван неоткуда их взять, — подтверждает Даду. — Мне в «Шерифе» говорили: «Из каких клубов игроки сборной Молдавии? Ионицэ — топ-игрок, сейчас с «Кальяри» в Серии B. Олег Рябчук — не молдаванин, с четырех лет рос в Португалии и сейчас дорос до «Олимпиакоса». А кто еще? Вторая-третья лига Румынии? Все — слабее легионеров.

За каждого иностранца нашим клубам надо было платить федерации 50 тысяч лей, это две с половиной тысячи евро. Когда они [«Шериф»] захотели убрать лимит, ставку подняли до пяти тысяч. Идут эти деньги другим клубам. Ни у кого больше легионеров нет, кроме пары в «Сфынтул Георге» и «Петрокубе». Они с отменой лимита не согласны: хотят бороться с «Шерифом», но не могут позволить себе столько покупок».

Getty Images

Покупками занимается гендиректор Важа Тархнишвили, игравший за «Шериф» вместе с Даду. «Важа провел здесь всю карьеру — разбирается, в отличие от многих менеджеров. Не обманывает, не крадет. Агенты с клубом работают, но закулисных игр я не вижу, — говорит Даду. — Чемпионским в „Молдавии“ этот состав будет всегда, давайте будем откровенны. А в этом году он оказался достаточно сильным для ЛЧ. В прошлом году были ошибки, теперь звезды сошлись».

***

«99 процентов успеха „Шерифа“ — Юрий Вернидуб», — говорит Даги. «Зарю» украинец Вернидуб пять лет подряд выводил в Лигу Европы, а как игрок был капитаном «Зенита» — с тех пор, правда, охладел к России по политическим мотивам.

Getty Images

Вернидуб без труда сделал «Шериф» чемпионом, но проиграл Кубок и Суперкубок и был близок к отставке — но удержался. Спрашиваю у Даду о главном качестве Юрия: «Вернидуб сумел договориться с игроками, нашел подход к каждому, вне зависимости от веры, менталитета. По пять минут хватает с ними поговорить — и хватает,

Я полчаса разговариваю с Важей, ему за это время дважды звонит Вернидуб — они в плотном контакте. Вместе они за короткий промежуток времени почти полностью поменяли состав».

В отличие от Роберто Де Дзерби, Вернидуб наблюдал за матчем степенно — взрывался только после голов и под самый конец, хлопая себя по запястью. Стадион в это время заскандировал: «Юра, Юра!» «Мне приятно, горжусь слышать свое имя, — признался Вернидуб. — Но это не только моя заслуга. Без этой парней победы не было их дисциплины, понимания наших требования. И спасибо и респект болельщикам, низкий поклон».

***

Молдавия — самая бедная страна Европы, четверть населения живет за чертой бедности. В рейтинге УЕФА Молдавия в четвертом десятке, по соседству с Белоруссией и Литвой. Средняя зарплата в «Шерифе» — 5-10 тысяч евро в месяц, у лидеров доходит до 20, но остальная лига, сжавшаяся с десяти до восьми участников, бедствует. Сократили, кстати, после громкого коррупционного скандала: зимой пять клубов уличили в договорных матчах, прошли масштабные обыски и задержания.

Getty Images

Я встретил в Молдавии мнение о том, что тот скандал с договорняками не решил никаких проблем — матчи здесь по-прежнему сдают: «Показуха перед выборами президента федерации, только бы замазать глаза людям». «Большинство клубов Молдавии не то что влачат жалкое существование, но могут хоть завтра закрыться. Не как „Шериф“, — признает Виктор Даги. — Игроки и тренеры признаются: ждем зарплаты по 3-4 месяца. Не было возможности иначе получить деньги, кроме как соглашаться на договорняки».

«Чемпионат Молдавии очень слабый, заработков нет. Только в „Шерифе“ платят хорошо, даже по меркам России. Поэтому они и попали в Лигу чемпионов, куда стремились все 24 года своей жизни, — говорит Даду. — „Шериф“ — не олицетворение молдавского чемпионата. Он вынужден здесь играть. Может, интереснее было бы играть в чемпионате Украины или Румынии. Это потребует бо́льших вложений, чем сейчас. Не каждый год будешь чемпионом, меньше шансов прорваться в ЛЧ. Но „Шерифу“ будет лучше встречаться с „Шахтером“ чаще, а не только в группе ЛЧ».

В РПЛ сейчас «Шериф» был бы в пятерке — с нынешним уровнем игры. Если бы тоже отменили лимит на легионеров — ниже. «Зенит» один из богатейших клубов России, но, может, им мешает лимит. Россия — не Молдавия, у вас можно найти талантливых игроков. Но, мне кажется, их тоже становится меньше.

Я спросил у Вернидуба — что такого невозможного он делает в «Шерифе», что недостижимо для российских клубов.

«От лимита есть вред. Будут говорить: надо быть патриотом. Но в Украине лимит мягкий, всего 4 украинца. Поэтому «Шахтер» и «Динамо» участвуют в ЛЧ. «Шахтер» выходил из группы. Посмотрите, сколько бразильцев в «Шахтере» и сколько игроков продано в «Баварию», «Ман Сити»…

В России, как и в Белоруссии, мы просто тянем футболистов за уши. Они понимают: все равно найдут работу. Им выставляют огромные деньги. А когда выходят на поле, не дорабатывают.

У нас в «Шерифе» легионеры. Но все молоды, живут футболом, по-хорошему голодны. С каждым днем должны повышать свой уровень, зарабатывать, а не получать деньги. Делать движение вверх по карьере».

Победу над «Шахтером» Вернидуб назвал главной в своей карьере: «Она со мной на всю жизнь, на первом месте будет стоять. Знал: мои ребята в скорости, технике не так-то уступают «Шахтеру». Да, играли от обороны, по-другому не могли соревноваться. Не дали шансов такому клубу забить. А свои выходы в атаку использовали на ура, могли забить еще.

fc-sheriff.com

Мои парни — настоящие футболисты. Легко с ними работать. Языковой барьер — проблема. Но футбол нас объединяет. С каждым днем понимаем друг друга все лучше. Горд работать с этими парнями».

Source: news.google.com

от Анна

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *